Столяренко георгий евгеньевич офтальмолог отзывы

Как найти «своего» врача

В офтальмологии, как и в любой другой медицинской специальности, нужно найти «своего» врача. Дело в том, что часто так бывает: с пятью врачами поговоришь — 15 мнений получишь.

Поэтому у пациента голова просто идет кругом, и в итоге он отправляется к бабе Дусе, теряет на этом время и шансы выздороветь, что приводит его к ВТЭК (врачебно-трудовой экспертной комиссии. — БГ).

Как найти своего врача — это очень важный вопрос. На человека обрушивается огромный рекламный вал: «пожизненные гарантии», «стопроцентное излечение».

Врач сидит в белом халате, весь такой солидный — пациент очень легко верит доктору, что делать ни в коем случае нельзя: врач может иметь корыстный интерес, просто быть дураком — все что угодно.  

У меня была пациентка, у которой образовалась дырка в центре сетчатки. Во всем мире давно известно, на каждой конференции говорится, что такое заболевание очень хорошо лечится хирургическим путем.

Надо только, чтобы пациент вовремя дошел до нужного врача. Моя пациентка сначала попала к одному доктору, который, грубо говоря, имел в руках только лазер и хотел денег.

Лазер при таком заболевании не нужен абсолютно, но этот врач назначил именно такое лечение и сделал лазерные ожоги вокруг этой дырки, которые пациентка теперь ощущает как постоянные темные пятна, — ей умышленно нанесли вред, причем необратимо.

Не думаю, что этот врач был идиотом и не знал о реальных методах лечения — просто он ими не владел, а деньги хотел. / После хирургического лечения пациентка восстановилась, видит хорошо, но темные места из-за ожогов лазером теперь будут у нее перед глазами всю оставшуюся жизнь.

Когда человек идет покупать телевизор или автомобиль, он предварительно исследует интернет, изучит свойства разных моделей. Со здоровьем же происходит какая-то ерунда: люди готовы лечить свои глаза, почки, сердце у первого попавшегося человека в белом халате.

Если пациент будет подвергать мои слова сомнению, это замечательно. Более того, если я вижу, что у человека есть какое-то недоверие ко мне или у него сложный случай, я настаиваю на том, чтобы этот пациент получил второе, а еще лучше и третье врачебное мнение.

Причем от доктора, который в данном вопросе является признанным специалистом. Пациентам я называю имена хороших врачей, даю их телефоны.

Эти специалисты точно так же отправляют людей ко мне.  

Про осведомленность пациентов

Есть два типа врачей, и не могу сказать, что один из них имеет право на жизнь, а другой нет. Есть врачи, которые устанавливают с пациентом человеческие отношения.

А есть врачи-технологи, которые с больным больше двух минут не общаются. Аргументация в этом случае такая: когда вы покупаете билет на самолет, вы не проходите в кабину командира корабля и не выспрашиваете, каким маршрутом он полетит и на какой скорости собирается отрываться от земли.

Если не доверяешь — сдавай билет, садись на поезд. Наверное, и такой подход имеет право на жизнь.

Я знаю массу примеров, когда высококлассные доктора придерживаются именно такого взгляда. Но, по моему мнению, пациент должен понимать, что с ним происходит: что у него сейчас, чем это грозит, что мы с ним будем делать и что мы ждем на выходе.

Клиника профессора Столяренко (центр диагностики и хирургии ...

Так он будет с врачом заодно, и они легче добьются результата.

Пациент с серьезным заболеванием обязан не только обойти несколько врачей, но и найти информацию о своем диагнозе. Так человек себя защищает.

Если доктор не может внятно объяснить, что и зачем он хочет сделать, могу предположить, что он это сам не до конца понимает и влезает в глаз просто наугад. Мы пытаемся людей просвещать, выкладываем информацию в интернете, участвуем в интернет-форумах для пациентов.

«Проблема в том, что врачи учатся по руководствам, которым много лет. Эта информация безнадежно устарела. В нашей области все развивается очень быстро. Наша хирургия принципиально меняется каждые три–пять лет. Многие врачи просто этого не замечают»

Про образование

До некоторого времени мы свято верили в то, что можно просветить рядовых офтальмологов. Я много ездил по регионам страны, выступал перед местными врачами на разные темы: cовременная хирургия отслойки сетчатки, современный подход к лечению сахарного диабета и др. Мало что вышло.

Проблема в том, что врачи учатся по руководствам, которым много лет. Эта информация безнадежно устарела.

Вся офтальмология Москвы: глазные клиники, врачи, отзывы и цены

В нашей области все развивается очень быстро. Наша хирургия принципиально меняется каждые три–пять лет.

Многие врачи просто этого не замечают. Свою неспособность успеть за прогрессом они закрывают словами: «Нас учили другому».

Система сертификации носит, по сути, профанационный характер: за две недели или даже месяц обучения сложно понять все на том уровне, который требуется.  

Про сахарный диабет

Человек с «нашим» диагнозом может болеть и не догадываться об этом долгое время. Например, так бывает при сахарном диабете.

До того как более-менее нормально заработала первичная диагностика сахарного диабета, очень часто этот диагноз ставил врач-офтальмолог, видя соответствующее глазное дно. Сахарный диабет I типа проявляется остро.

О нем пациент узнает практически сразу, так как падает в обморок, его привозят в больницу — и все становится ясно. Сахарный диабет II типа — медленно развивающееся заболевание.

Он часто бывает незаметен на фоне гипертонии, ожирения, атеросклеротического кардиосклероза, которые маскируют некоторые его симптомы.

Надо понимать, что сахарный диабет — это навсегда, по крайней мере в рамках нынешней практической медицины. И поэтому важно найти хорошего врача и выстроить с ним отношения.

К сожалению, до нас люди доходят в положении, когда их надо было год–два назад оперировать. Получается то же, как если бы у вас горел дом, а вы думали: «Пожарных сейчас вызывать или пусть догорит? Потом позвоню».

Часто логика именно такая. Тут и сами пациенты виноваты, и доктора, которые не знают, что, условно говоря, атом уже давно делим, а они еще по Демокриту живут.

Тогда говорят пациентам: «Какая операция, вы что? Ослепнуть хотите? Пока хоть что-то видите, на операционный стол не ложитесь». Причем это можно услышать не обязательно от врача из маленького городка.

Человек с сахарным диабетом должен оглянуться, посмотреть, что делают люди, которые заболели раньше. Есть сайты, на которых пациенты с удовольствием обмениваются такой информацией.

Например, совершенно замечательный форум, который ведут неравнодушные люди, называется «Все о глазах». Вовремя выполненное лазерное лечение примерно у 70% пациентов останавливает развитие болезни, и они могут жить долгие годы практически обычной жизнью.

С тех пор как в Москве реально появились лазерные центры при эндокринологических диспансерах, пациентов с диабетом, которым требуется хирургическое вмешательство, стало меньше. Это дешевле для государства: человек продолжает работать, а не становится инвалидом, нуждающимся в пособии.

Срок инвалидизации откладывается в среднем на 2,5 года. Официально у нас 2,7 миллиона диабетиков.

По факту их раза в четыре больше. Если отталкиваться от общемировой статистики, четверть потеряет зрение, если не прибегнуть к лазерному вмешательству.

Преимущественно это образованные люди, то есть имеющие хорошую зарплату. Поэтому отодвинуть тот момент, когда эти пациенты перестанут зарабатывать деньги, в том числе для государства, явно в интересах этого государства.

«К сожалению, до нас люди доходят в положении, когда их надо было год–два назад оперировать. Получается то же, как если бы у вас горел дом, а вы думали: «Пожарных сейчас вызывать или пусть догорит? Потом позвоню»

Про результативность

Мы открыты для всех офтальмологов, но у нас идет достаточно жесткий отбор. Если ты влюблен в такую женщину, как сетчатка, — добро пожаловать, если нет — до свидания.

Вся офтальмология Москвы: глазные клиники, врачи, отзывы и цены

К нам приходило много специалистов, но большинство не задерживались, потому что это тяжелая хирургия. Как минимум с физической точки зрения.

Например, операции по поводу катаракты длятся обычно 8–15 минут. У нас рекордная операция была шесть с половиной часов.

Сейчас, правда, благодаря новым технологиям, такого нет, и в операционной на одного пациента редко тратишь больше часа. Но все равно тяжело: в это время ты не можешь встать, размяться.

Про лазерную коррекцию зрения

Раз в год осмотр сетчатки с широким зрачком необходимо проходить любому человеку. То есть ему должны смотреть глазное дно.

«Ш Б» в кабинете офтальмолога — это ни о чем. Для того чтобы понять, снижается ли у вас острота зрения, достаточно скачать специальное приложение на айфон — врач для этого не нужен.

Проблема центрального зрения — это то, на что вы сами в первую очередь обратите внимание. Но не всегда.

Человек должен раз в месяц самостоятельно проверять, как он видит каждым глазом по отдельности.  

Бывает, пациенты по несколько месяцев живут с одним работающим глазом и выясняют это только случайным образом. Если профессия пациента не связана с бинокулярным зрением (если человек не водитель, снайпер или швея-мотористка) и ему не нужно четко понимать объем, он может использовать только один глаз.

Второй включается, только когда нужно что-то рассмотреть. Если патология не на ведущем глазу, пациент ее не замечает.

Центр диагностики и хирургии заднего отдела глаза (клиника ...


Спрашиваешь: «Когда у вас начались проблемы со зрением?» — «Вроде недели две назад: полез под диван и понял, что тем глазом, которым заглядываю, не вижу». Мы же по состоянию глазного дна понимаем, что все началось гораздо раньше.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: